АРТУРУ ПАРФЕНЧИКОВУ: БРАКОНЬЕРЫ ИМЕЛИ НЕОСТОРОЖНОСТЬ СКАЗАТЬ, ЧТО ОНИ БРАКОНЬЕРЫ?
7 апр. 2021 г.
1922

Когда общественность, озабоченная экологией, чуть ли не хором встаёт против развития форелевых хозяйств, забывая или наоборот, сознательно прикрывая другую сторону экологической проблемы, а именно, так называемое браконьерство, то зададимся вполне логичным вопросом: «А кто наносит наибольший ущерб экологии: законопослушный форелевый бизнес, ведущий свою деятельность под неусыпным присмотром многочисленных инстанций свыше или свободные браконьеры, проводящие «лихую зачистку» озера от рыбы?».

Попробуем с этим разобраться на примере прошедших 31 марта сего года в селе Янишполе общественных слушаний по вопросу формирования рыбоводного участка по разведению форели для предпринимателя Геннадия Гутыро.

Напомним.

31 марта 2021 года в селе Янишполе Кондопожского района прошли общественные слушания по вопросу формирования рыбоводного участка по разведению форели для предпринимателя Геннадия Гутыро. На слушаниях, состоявшихся в местном клубе, собралось более 100 человек. Из, имеющих право на голосование (по факту регистрации участников), присутствовало 82 человека. По итогам голосования, голоса «за» и «против» разделились почти поровну. Лишь два голоса «против» перевесили сторонников «за». По итогу слушаний, жители Янишполя высказались «против» установки новых садков форелевого хозяйства Геннадия Гутыро напротив села в Кондопожской губе.

А теперь разберём эти слушания с позиции стороны независимой и абсолютно абстрагированной от результатов голосования.

КОРОТКО ПО СЛУШАНИЯМ

Начнём по порядку.

Сначала, перед собравшимися в зале сельчанами, выступил форелевод Геннадий Гутыро, который в своей короткой речи постарался донести до присутствовавших в зале, для чего и почему он вышел с публичными слушаниями в народ.

Он пояснил, что речь идёт не о формировании нового форелевого хозяйства, что речь идёт не о расширении или установке дополнительных садков, что речь идёт не об увеличении нагрузки на озеро. А речь идёт о переносе уже давно действующего хозяйства по разведению мальков с одного места на другое - с Кондопожской ГЭС в район Сунострова.

Расстояние переноса по прямой составляет 5,47 километра.

Для справки:

Форелевое хозяйство Геннадия Гутыро, расположенное у Кондопожской ГЭС, действует с 1992 года.

После вступительного слова Геннадия Дмитриевича, один за другим к микрофону стали выходить выступающие, желающие высказать свою позицию.

Открыто Геннадия Гутыро поддержали немногие: представитель Ассоциации форелеводов Карелии Виталий Артамонов, местный житель Любовь Площадная и бывший начальник управления ветеринарии Минсельхоза РК Алла Переверзева. Да ещё несколько человек, понимающих, что от развития бизнеса зависит не только пополнение местного бюджета отчисляемыми налогами, но и, в частности, некоторое благополучие и развитие самого села.

Как мы знаем, для вхождения во всякого рода программы ППМИ и ТОС для улучшения жизни на селе, необходимо обязательное софинансирование со стороны самих местных жителей. А кошельки местных жителей не всегда охотно открываются для таких целей. И вот здесь на помощь приходят предприниматели, которые закрывают эту брешь, помогая местным жителям что-то и где-то в своём поселении улучшить. Ведь, без этой поддержки село жило бы лишь на те средства, которые есть в наличии у местной Администрации (а на эти «копейки» широко не разбежишься).

Идём дальше…

Противников переноса форелевого хозяйства Геннадия Гутыро на слушаниях оказалось больше, и они были настроены крайне негативно к идее Геннадия Дмитриевича.

Чего стоит только «спич» одного местного сельского депутата Александра Котыша, который «выкатил» в народ Обращение, направленное Министру сельского хозяйства Карелии Владимиру Лабинову (под которым собрано 340 подписей местных жителей на 18-ти листах).

Причём, это Обращение депутат пытался полностью, запинаясь (то ли от волнения, то ли от сложных слов в тексте), зачитать по «бумажке», чем запустил процесс негодования у присутствовавших в зале.

О других выступавших мы говорить не будем, дабы не тратить время читателей впустую. Мысль у всех сторонников «против», как вы понимаете, была одна – экология в опасности, а значит, не разрешать и запретить. Дошло даже до того, что от выступавших в ход пошли домыслы и слухи, чем выставили противников форелевого хозяйства не с самой лучшей стороны. 

Мы сейчас остановим свой конкретный взгляд на выступлении одного местного жителя, Петра Краснова, длинная речь которого выявила те противоречия в местном обществе, которые открыто до этого времени не поднимались и не оголялись. А эти слушания эти противоречия оголила и преподнесла во всей красе не только местным жителям, но Правительству Карелии, и в частности, Министерству сельского и рыбного хозяйства республики.

«АРТЕЛЬ СТАРАТЕЛЕЙ» РАСЧИЩАЕТ СЕБЕ «ПОЛЕ» ДЛЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ?

Начнём с того, что в своём первом выходе к микрофону Пётр Краснов честно признался, что он браконьер. Видимо, сделал он это, не осмыслив заранее весь трагизм сказанного и не спрогнозировав дальнейшие последствия от этого неосторожного заявления. Когда же из зала прозвучала восторженная реплика, что, мол, хоть один признался, что он – браконьер, на эту реплику Пётр Иванович, никак не отреагировал, видимо, приняв её за похвалу в свой адрес…

От редакции:

Так как велась полная аудиозапись публичных слушаний, и к тому же, присутствовавшее телевидение вело съемку происходящего, то эта интересная фраза вошла в «историю Янишпольского поселения». И правоохранительным органам есть смысл поработать над этим неосторожным «признанием»…

И как «свободный охотник» за свежей, неучтённой и не облагаемой налогами, рыбой Пётр Краснов, проводя каждый день на озере (со слов его выступления), прекрасно знает эти места. Поэтому он так уверенно, водя пальцем по карте (луч проектора создавал прекрасную тень от его указательного пальца) рассказывал присутствовавшим на слушаниях о ветрах, течениях и рыбе, которая здесь ещё есть. И планируемое присутствие форелевого хозяйства на пути его активной деятельности, видимо, не входило и не входит в его планы. Более того, речь Петра Краснова активно поддерживалась из зала, видимо, собравшимися «коллегами по цеху». И создавалось такое впечатление, что на общественных слушаниях некая «Артель старателей», то есть, браконьеров, встала в жёсткое противостояние к форелевому бизнесу? И эта «Артель старателей» (работающая нелегально и незаконно) на общественных слушаниях победила законный и налогопослушный бизнес. И победила ради своей собственной корыстной цели – ради свободного доступа в облюбованные места для лова рыбы. А как ловят рыбу браконьеры, мы прекрасно знаем. И как часто остаются в воде забытые сети с тухлой, гниющей рыбой, мы тоже прекрасно знаем. А форелевое хозяйство, стоит отметить, в том виде, в котором предлагается, будет стоять на их пути, то есть, будет занимать часть облюбованной ими территории и «Артель старателей» будет нести определённые убытки от своего незаконного интереса.

По другому не объяснить такое жёсткое противостояние «нелегалов» к официальному бизнесу.

А мы ещё говорим о какой-то экологии… Об ухудшении свойств воды в озере… О каких-то научных исследованиях и прочих мероприятиях, на которых делают ставку господа – защитники природы… Всё, оказывается, до банального просто - форелевое хозяйство будет просто-напросто мешать определённому кругу лиц в достижении личных (корыстных, меркантильных) целей и интересов… И прошедшие 31 марта сего года публичные слушания по вопросу формирования рыбоводного участка по разведению форели для предпринимателя Геннадия Гутыро тому яркий пример.

От редакции:

Кстати, Глава Янишпольского поселения (она же Глава района) Татьяна Иванихина как-то без особых эмоций слушала яркое выступление Петра Краснова. Видимо, для неё не было «признание браконьера» каким-то сногсшибательным откровением. Либо Татьяна Борисовна сумела на слушаниях «удержать себя в руках», проявив завидную выдержку? Либо она, «закрыв на всё глаза», потворствует незаконной деятельности своих односельчан? Но это уже отдельный разговор…

ОТКРЫТОЕ ОБРАЩЕНИЕ РЕДАКЦИИ К ГЛАВЕ РЕСПУБЛИКИ

На сайте «Столица на Онего» 27 апреля 2017 года была опубликована заметка под названием «ПАРФЕНЧИКОВ НАМЕРЕН ОТПРАВИТЬСЯ ЛОВИТЬ БРАКОНЬЕРОВ».

Процитируем часть заметки:

«Артур Парфенчиков пообещал лично принять участие в рейде по выявлению и пресечению браконьерства на озёрах Карелии.

Об этом он заявил на заседании постоянно действующего координационного совещания по обеспечению правопорядка, где выразил готовность участвовать в рейде по выявлению и пресечению фактов незаконного оборота рыбной продукции, чтобы лично проверить, как организована работа в этой сфере».

От редакции:

Уважаемый Артур Олегович! Если Ваше слово в силе и интерес к добрым намерениям не пропал, примите, пожалуйста, личное участие в рейде по выявлению и пресечению браконьерства в Кондопожской губе Онежского озера, рядом с селом Янишполе. Ведь, «работники» этой «профессии» имели глупую неосторожность публично «признаться» в своей принадлежности к этому виду незаконной деятельности на прошедших 31 марта сего года общественных слушаниях в селе Янишполе.

СЛОВО РЕДАКЦИИ

Прошедшие общественные слушания носят рекомендательный характер. И дальнейшая судьба форелевого хозяйства Геннадия Гутыро полностью зависит от решения республиканского Министерства сельского и рыбного хозяйства.

А на чью сторону встанет Министерство сельского и рыбного хозяйства республики, покажет время. На сторону, уходящих от налогов и занимающихся беззаконной «зачисткой» озера от рыбы, «Артели старателей», то есть, браконьеров? Или на сторону налогопослушного бизнеса, развивающего форелевое хозяйство по всем правилам и нормам, прописанным документально?

Тем более, что когда противоречия в местном обществе оголяются и когда браконьеры встают в жёсткое противостояние к законному форелеводческому бизнесу, то есть обоснованный повод республиканским чиновникам задуматься над вопросом о том: «А ЧТО ЖЕ БУДЕТ ДАЛЬШЕ»?

Сергей Кононов

P.S. Как сказал редакции один местный житель, если на селе исчезнут все рабочие места, то село будет жить только одним браконьерством. И будет жить хорошо!