«ЕСТЬ ЧЕГО СТЫДИТЬСЯ»
4 марта 2019 г.
1041

В Кондопоге продолжается судебный процесс по уголовному делу директора ООО "Карельская строительно-монтажная компания" Сергея Никольского. Эта фирма построила дом для переселенцев из аварийного жилья, который вскоре сам начал разваливаться.

Как ранее сообщали "Вести Карелии", в канун 2014 года в Кондопоге был сдан в эксплуатацию 15-квартирный двухэтажный жилой дом из газобетона с железобетонными плитами перекрытий. Все его жильцы расписались в актах приема квартир, что претензий к их состоянию не имеют. Но в 2017 году это здание по улице М.Горького, 26 "а" начало частично разрушаться, его признали аварийным и подлежащим реконструкции.

По заключению экспертов, под полом первого этажа значительно просел грунт. Это, в свою очередь, привело к серьезным повреждениям в квартирах. В результате жильцам пяти квартир на первом этаже пришлось оттуда выехать на съемное жилье. Эти расходы им каждый месяц компенсируют местные власти.

Суд да дело

В конце декабря прошлого года судья Кондопожского городского суда Александр Иванов (на фото) приступил к рассмотрению уголовного дела директора ООО "Карельская строительно-монтажная компания" (КСМК) Сергея Никольского. Он обвиняется в мошенничестве при строительстве этого дома.

Следствие вменяет ему в вину нанесение ущерба в размере более трех миллионов рублей, хотя средств, превышающих определенную госконтрактом сумму в 20 миллионов рублей, Никольский не получил. Более того, кондопожская администрация после завершения строительства не доплатила КСМК 900 с лишним тысяч рублей, даже несмотря на решение Арбитражного суда.

Никольский с самого начала предлагал и продолжает предлагать администрации на эти деньги либо самостоятельно организовать ремонтные работы в доме, либо возвратить их на те же цели подрядчику. Однако местные власти отказываются.

К просадке грунта привели серьезные ошибки в проекте

Об этом заявил в ходе судебного заседания один из свидетелей по делу Дмитрий Горох. Он был одним из соучредителей КСМК до того, как занял пост замминистра строительства Карелии. По словам Гороха, он несколько раз выезжал на объект и знает, что о серьезных недостатках проекта местная администрация была проинформирована, в том числе, письменно. Однако проигнорировала эту информацию.

- Сегодня совершенно очевидно, что дом строился по "сырому", наспех выполненному проекту, - сказал Дмитрий Горох, - Из-за экономии времени и денежных средств проект был выполнен без проведения инженерно-геологических изысканий, в нем имеется масса ошибок. Однако заказчик не сделал экспертизы проекта, а его смета не проходила надлежащую проверку в республиканском центре ценообразования в строительстве – РЦЦС. Хотя смета проекта служит лишь ориентиром для заказчика при формировании цены торгов, сегодняшний ущерб посчитан именно на ее пересчете, тогда как после проведения конкурса юридическую силу имеет ведомость контрактной цены, причем цена контракта является закрытой.

- В результате, несмотря на высокий уровень грунтовых вод в районе строительства дома, в проекте не был предусмотрен пристенный дренаж, - продолжил Горох. – Кроме того, в проекте принято ошибочное конструктивное решение об устройстве жесткого основания пола первого этажа по грунту. На обратную же засыпку был предусмотрен местный грунт, а не привозная, гораздо более прочная песчано-гравийная смесь – ПГС. Считаю, что именно эти обстоятельства привели к просадке грунта и последующему проседанию бетонного основания полов первого этажа, что вызвало деформацию внутриквартирных перегородок. Однако заказчик категорически отказался от использования ПГС, настояв на выполнении работ строго в соответствии с проектом.

О причинах проседания полов в перерыве судебного заседания сказал журналистам и сам Сергей Никольский.


Подсудимый Сергей Никольский

- Если говорить о технических нарушениях и деформациях конструкций здания, то в профессиональном плане мне здесь есть чего стыдиться, - сказал Никольский. – Я, конечно, причастен к техническим нарушениям, поскольку моими руками они воплощены. Но считаю, не виноват в них, потому что исполнял задание заказчика по госконтракту. И, разумеется, не предполагал, что полы, в силу уже всем известных причин, просядут. Сочувствую жильцам, оказавшимся в такой ситуации.

"Я видел много мошенников"


- Мог ли Сергей Никольский умышленно, ради экономии средств, отступить от проекта, нарушить закон? – спросил Дмитрия Гороха судья Александр Иванов.

- За 20 лет работы в строительстве я видел много мошенников. Они никогда не пойдут на объект с нулевой, как в случае с этим домом в Кондопоге, рентабельностью, - ответил Дмитрий Горох. – Но если такой мошенник и зайдет на объект, то никогда не станет достраивать его до конца и уйдет еще до начала отделочных работ, выполнив только выгодные ему работы. И при этом через суд выставит заказчику претензии по поводу недостатков в проекте. А после этого, как говорят, поминай его, как звали. И такие случаи в Карелии постоянно имеют место.

- Возможно, после отказа районной администрации выделить деньги для замены слабого грунта под домом (по информации жильцов, на этом месте была выгребная яма – прим. ред.) на надежную песчано-гравийную смесь, Никольскому надо было остановить строительство, - сказал Горох. - Тогда, скорее всего, не произошло бы того плохого, что, к сожалению, случилось. Что касается уважаемого строителя Сергея Никольского, построившего в республике много значимых зданий, то он не мошенник.

По мнению экс-главы Минстроя, "несущим конструкциям дома ничего плохого не угрожает".

Ответил Горох и на вопрос прокурора, зачем же КСМК пошла работать на объект с "нулевой" рентабельностью?

- Иногда строители, даже рискуя сработать с убытком, поступают так, чтобы сохранить коллектив, дать людям работу, - сказал Горох. – Так в данном случае сделал и Никольский. При этом, несмотря на существенные недостатки проекта, его несоответствие смете, он завершил строительство, не превысил контрактную цену, выполнил работы в соответствии с проектом и ведомостью контрактной цены. Да, есть несоответствие смете. Но она потеряла актуальность после проведения торгов. А сегодня заниматься ревизией локальных расценок, к которым подрядчик Никольский не имел никакого отношения, совершенно несправедливо.

О том, что Никольский не способен на мошеннические действия нам говорили не только в Минстрое, но и другие его коллеги.

- Квадратный метр жилья в этом кондопожском доме обошелся местной администрации всего в 20 с небольшим тысяч рублей, - сообщил журналисту один из наших собеседников. – В то время как нижняя цена на коммерческом рынке жилья тогда составляла 40 тысяч, а средняя – более 50-ти. Вот и подумайте, мог ли Никольский в таких условиях "нажиться" на этом доме, хотя бы на вменяемые ему следствием три с небольшим миллиона? Ерунда какая-то получается.

"Я управленец, но не специалист"

Так назвал себя в судебном заседании еще один свидетель по делу, бывший глава администрации Кондопожского городского поселения Валерий Анхимов, в свое время назвавший этот дом "конфеткой".

Как Анхимов, так и нынешний первый заместитель главы администрации района Юрий Спиридонов (во время сдачи дома в эксплуатацию он был замом Анхимова), другие бывшие и действующие сотрудники городской администрации, по сути, говорили в суде одно и то же. А именно, что они подписывали акты выполненных работ и другие документы потому, что на них уже стояли подписи представителей Управления капитального строительства при Минстрое Карелии (УКСа), осуществляющего строительный контроль.

В свою очередь, представители УКСа в суде сообщили, что в их обязанности не входила проверка правильности составления финансовых документов на их соответствие бюджетному кодексу РФ, и они это не делали. Чего же тогда стоят подписи этих "специалистов", на зарплату которых уходят немалые деньги налогоплательщиков?

При этом представители администрации и УКСа пояснили: у них не было существенных замечаний по строительным вопросам, объемам выполненных работ или их соответствию проекту. Тогда в чем состоят вменяемые Никольскому нарушения, если работы выполнены в соответствии с проектом?

На стороне обвинения выступил… осужденный за взятки

Автору этих строк особенно запомнилось долгое судебное заседание, на котором допрашивали свидетелей со стороны обвинения: бывших сотрудников УКСа Михаила Спирина и Максима Ковалева. Именно они были обязаны осуществлять контроль за строительством кондопожского дома.

В этой связи напомним, что в марте 2017 года за получение взяток путем вымогательства Петрозаводский городской суд приговорил Спирина к пяти годам лишения свободы условно и штрафу в сумме более 4,6 миллиона рублей. Как отмечено в приговоре, он "полностью признал свою вину и раскаялся, активно способствовал раскрытию и расследованию преступлений, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления". Соучастники – тоже питерцы, приехавшие в Карелию при губернаторе Александре Худилайнене. Это бывший в то время вначале начальником УКСа, затем замминистра строительства Карелии Андрей Лыченков и замначальника отдела капитального строительства УКСа Андрей Фролов. Суд приговорил Лыченкова к 11 годам колонии строгого режима и более 23 миллионов рублей штрафа. Фролова - к 10 годам 6 месяцам строгого режима и такому же штрафу.


Осужденный за взятки экс-сотрудник УКСа Михаил Спирин

Но вернемся к свидетелю обвинения Михаилу Спирину. Целых четыре часа без перерыва он отвечал на вопросы судьи Александра Иванова, гособвинителя Алины Яловой, обвиняемого Сергея Никольского и его адвоката Дмитрия Ильина. По отзывам его бывших коллег, "грамотный специалист, профессиональный строитель" Михаил Спирин долго и подробно рассказывал о подписанных им многочисленных актах выполненных работ по кондопожскому дому, признав, что на некоторых из них поставил подпись, не выезжая на объект. Ему было достаточно фотографий строительных материалов, и тому подобного. Хотя градостроительный кодекс, разумеется, не допускает прием каких бы то ни было объектов по фотоснимкам и видео.


Гособвинитель Алина Яловая (слева)

На вопрос судьи, как в УКСе была организована работа по контролю за строительством дома, Михаил Спирин сообщил, что тогда в отделе капитального строительства было четыре человека. Один контролировал реконструкцию национальной библиотеки, остальные – строительство других многочисленных объектов, в том числе, домов для переселенцев из аварийного жилья, включая кондопожский.

- Людей мало, проектов много, но когда я проезжал мимо, то старался заехать в Кондопогу, - рассказал суду Михаил Спирин. – Получалось раз в месяц выезжать на этот объект.

Уточнив, что "Лыченков дал ему указание найти замечания на этом объекте", Спирин подтвердил, что именно он подписал акт устройства жесткого основания пола первого этажа по грунту.

- Я видел залитые полы собственными глазами, - сказал Спирин. – Но я не знал, что под полами. Но я предполагал, что там все выполнено в соответствии с проектной документацией.

На многие вопросы Спирин отвечал: "На память не помню", "Затрудняюсь ответить", "Не знаю, честно говоря", "Как могу, так и отвечаю".

В перерыве судебного заседания журналист "Вестей Карелии" попросила Михаила Спирина ответить на вопрос, не потому ли у него не было времени контролировать строительство дома, что он был больше озабочен поиском потенциальных взяткодателей?

- Без комментариев, - ответил заметно изменившийся в лице Михаил Спирин, поспешивший убежать из суда.

То, что он подписал некоторые акты выполненных работ, не выезжая на объект, а по тем же фотографиям, признал в суде и проработавший инженером в УКСе с 2006 по 2016 годы петрозаводчанин Максим Ковалев.


Бывший сотрудник УКСа Максим Ковалев

- Никольский построил много объектов, по которым не было замечаний, - сказал Ковалев. – Он никогда не подводил, поэтому я доверял Никольскому.

Что касается проседания основания пола первого этажа, то, считает Максим Ковалев, "это произошло по причине вымывания грунта из-за протечек канализации".

Жильцы дома винят власти

Об этом нашему изданию говорили жильцы аварийного дома, отдельные из которых посещают судебные заседания, и многое уже поняли.

- Администрация сваливает вину на Никольского, - сказал хозяин квартиры №4 Сергей Король, вынужденный сейчас проживать в съемном жилье. – А чем лучше сами работники администрации, проектировщики, сотрудники УКСа, которые, считаю, халатно отнеслись к своему делу? Но никого из них на скамье подсудимых почему-то нет.

Возмущены жильцы и обстоятельством, что до сих пор реконструкция дома даже не началась. Между тем, скоро наступит очередная весна, талые воды продолжат еще больше вымывать хлипкий местный грунт под многострадальным домом. И что дальше может с ним произойти, сказали нам жильцы, они боятся даже думать.

Светлана Лысенко

фото автора

http://vestikarelii.ru