ЗАЧЕМ СОБИРАЛИСЬ? ЧТО ОБСУЖДАЛИ? ЗА ЧТО ГОЛОСОВАЛИ?
14 апр. 2021 г.
1707

Когда читаешь официальный документ, под которым стоит подпись Главы Янишпольского сельского поселения Татьяны Иванихиной, то казалось бы, доверие к этому тексту должно быть полное и безоговорочное, ведь, абы куда и абы под что свой росчерк пера Глава района Татьяна Борисовна, наверно, не поставила бы? Но… когда проводишь внимательный анализ одного из таких документов, то начинаешь ставить под сомнение не только сам документ, но и компетентность должностного лица, завизировавшего его…

Об этом поподробнее.

Напомним, 31 марта 2021 года в селе Янишполе Кондопожского района прошли общественные слушания по вопросу формирования рыбоводного участка по разведению форели для предпринимателя Геннадия Гутыро.

Как пояснил на слушаниях сам Геннадий Дмитриевич, речь шла не о формировании нового форелевого хозяйства, не о расширении или установке дополнительных садков и не об увеличении нагрузки на озеро, а о переносе уже давно действующего (с 1992 года) рыбоводного участка № 171 по разведению мальков с одного места на другое - с Кондопожской ГЭС в район о.Сунострова.

От редакции:

Коротко эти слушания «Кондопожский край» отразил в статье «АРТУРУ ПАРФЕНЧИКОВУ: БРАКОНЬЕРЫ ИМЕЛИ НЕОСТОРОЖНОСТЬ СКАЗАТЬ, ЧТО ОНИ БРАКОНЬЕРЫ?».

Как мы знаем, противостояние форелеводов и местных жителей («подогреваемых» экологами) всегда до предела накалено. Так было и на прошедших слушаниях, когда из 82-ух человек, принявших участие в голосовании, голоса разделились на 37 – «за» и 39 - «против». И весь этот процесс почти полуторачасового противостояния местных жителей к форелеводческому бизнесу отразился в пятистраничном Протоколе.

Этот Протокол под названием «Протокол публичных слушаний по вопросу формирования рыбоводного участка в районе о.Суностров на акватории Кондопожской губы Онежского озера», датированный 31 марта сего года, попал в публичный доступ.

И всё бы ничего, этот Протокол можно было бы и прочитать, и принять к сведению и даже воспользоваться им в определённых интересах, если бы не несколько «но». И вот с этими «но» мы попробуем сейчас разобраться, то есть, постараемся сделать скрупулёзный анализ приведённого выше Протокола.

Тем более, что редактор «Кондопожского края» лично присутствовал на этих слушаниях и, забегая вперёд, можем сказать, что в Протоколе многое отражено, мягко сказать, не совсем корректно.

Для справки:

Единственным нормативным правовым актом, определяющим требования к Протоколу, является «Положение о порядке проведения публичных слушаний в Янишпольском сельском поселении», утверждённое 14 декабря 2006 года Советом Янишпольского сельского поселения.

ВО-ПЕРВЫХ: НА ПУБЛИЧНЫЕ СЛУШАНИЯ ВЫНОСЯТСЯ ВОПРОСЫ МЕСТНОГО ЗНАЧЕНИЯ

В соответствии с п. 1 и 2 статьи II «Положения о порядке проведения публичных слушаний в Янишпольском сельском поселении» на публичные слушания могут выноситься вопросы местного значения.

Вопрос же формирования рыбоводного участка в их число не входит. А это значит, что и сами прошедшие публичные слушания не имеют никакого правового основания. И уж тем более, никакого правового основания не имеет и принятое (и отраженное) в Протоколе решение.

ВО-ВТОРЫХ: «СПИСОК КОТЫША» ОКАЗАЛСЯ ЛИШНИМ?

В Положении от 14.12.2006 года п. 4 статьи V закреплена определённая обязанность секретариата.

Оказывается, секретариат должен не только регистрировать участников; составлять список участников; запись участников, желающих выступить, и составлять Протокол публичного слушания, но и, согласно п. 5 статьи V, должен в определённом порядке формировать список участников публичного слушания. А именно, составлять список с занесением ФИО ВСЕХ участников публичного слушания (согласно Приложения № 3).

Таким образом, все, участвовавшие в голосовании (37 - «за», 39 – «против», 2 – «воздержавшихся») должны быть пофамильно указаны. И какие-либо «опросы» 340 человек, указанные в Протоколе, вообще не могут быть упомянуты по причине того, что эти лица не участвовали в слушаниях и экспертиза этих подписей не проводилась.

Напомним, местный сельский депутат Александр Котыш придал гласности Обращение, направленное Министру сельского хозяйства Карелии Владимиру Лабинову, под которым было собрано 340 подписей местных жителей на 18-ти листах, категорически возражавших против форелеводческого бизнеса на акватории Кондопожской губы Онежского озера рядом с селом Янишполе.

То есть, эти 340 голосов, «притянутые», видимо, «для пущей важности» и «нагнетания обстановки», не могли быть вообще обозначены в заключении и не могли вообще обсуждаться на публичных слушаниях. Тем более, что в самом Протоколе указано, что «Предложения и замечания иных участников публичных слушаний до 31.03.2021 не поступало» (!) (абзацы 4, 5 Протокола). А «список Котыша» - это именно такое предложение об отказе, оформленное до 31.03.2021 года.

Более того, п. 1 статьи VI гласит: «по результатам публичных слушаний открытым голосованием принимаются рекомендации …большинством голосов от числа участников публичного слушания, присутствующих на момент голосования». И опять же получается, что «список Котыша» с 340 человек «против» оказывается лишним и внесению в Протокол не подлежит.

Кстати, сам Александр Котыш, когда зачитывал своё длинное Обращение «против», говорил о том, что если бы у Геннадия Гутыро было бы проведено РБО, то они, прислушавшись к науке, могли бы рассмотреть эти слушания по другому. Следовательно, видимо и сам Котыш понимал, что не совсем уверен в своей правоте со своим «списком»? Но «список» всё же «выкатил» в народ?

В ТРЕТЬИХ: «ВОЗДЕРЖАВШИХСЯ» НЕ ДОЛЖНО БЫЛО БЫТЬ

По правилам проведения публичных слушаний, при голосовании учитываются голоса либо «ЗА», либо «ПРОТИВ». «ВОЗДЕРЖАВШИХСЯ» априори не должно было быть. Однако в Протоколе прописаны 2 «воздержавшихся».

Теперь привлекаем на помощь математику. Всего зарегистрированных местных жителей, имеющих право голосовать, на слушаниях было 82 человека. Проголосовало по Протоколу – 78. «За» – 37. «Против» – 39. Куда делись тогда ещё 6 человек, когда «воздержавшихся» не должно было быть?

И ПОСЛЕДНЕЕ: А ЗА ЧТО ГОЛОСОВАЛИ?

И последнее:

Протокол публичных слушаний звучит так: «Протокол публичных слушаний по вопросу формирования рыбоводного участка в районе о.Суностров на акватории Кондопожской губы Онежского озера».

Формулировка заключения в Протоколе звучит следующим образом: «отказать в согласовании формирования рыбоводного участка в районе о.Суностров на акватории Кондопожской губы Онежского озера».

А голосовали, оказывается, «за предоставление рыбоводного участка». Именно так вынесла вопрос на голосование Глава Янишпольского сельского поселения Татьяна Иванихина, если верить Протоколу.

Следовательно, сам собой назревает логичный вопрос: «А зачем собирались, что обсуждали и за что голосовали?», если заявлено было одно, а голосовали совершенно за другое?

Более того, Татьяна Борисовна, как Председатель комиссии по проведению публичных слушаний, завизировала этот Протокол своей подписью, видимо, не до конца понимая, какой же «пирожок» она «слепила»…

От редакции:

Невольно вспоминается фраза из мультфильма «Маша и медведь»: «Во! Залипуха какая!».

ОТ РЕДАКЦИИ

«Кондопожский край» не берётся делать юридическое заключение Протокола общественных слушаний, прошедших 31 марта сего года, для этого есть специально обученные специалисты. Просто, если внимательно читать документы, даже подписанные Главой поселения (Главой района) Татьяной Иванихиной, то можно найти столько несостыковок, что ставится под сомнение не только сам документ, но и компетентность лица, подписавшего его…

И всё же, если формально подходить к составленному «Протоколу публичных слушаний по вопросу формирования рыбоводного участка в районе о.Суностров на акватории Кондопожской губы Онежского озера», то он, видимо, не имеет никакого правового основания, а значит, не имеет никакого основания и принятое (и отраженное) в Протоколе решение.

Сергей Кононов